История Черноморского флота.

История Черноморского флота.
Возникновение Севастопольской крепости.

В марте 1778 г. командующим войсками Крыма и Кубани назначается генерал-поручик А. В. Суворов.
Новорожденному Черноморскому флоту была необходима хорошая, удобная во всех отношениях база. Такой базой стала Ахтиарская бухта в южной оконечности Крыма.
В мае Суворов приехал на берега Ахтиарской бухты. Окружающие бухту холмы, покрытые кустарником и невысоким лесом, крутыми обрывистыми склонами спускались к воде, лишь вверху над белеющими скалами ютилось несколько домиков небольшого татарского селения Ак-Яр (что означает «Белый утес»). Отсюда и название бухты — Ахтиарская. Значение бухты талантливый полководец оценил сразу же: многоверстный рейд с глубокой акваторией, позволявшей кораблям подходить вплотную к берегам, мог вместить самый крупный флот, а расположенные вокруг горы надежно защищали суда от штормовых ветров. «Подобной гавани не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены были…» — писал А. В. Суворов.

Это понимали и турецкие адмиралы. Не считаясь с Кючук-Кайнарджийским мирным договором, они разместили в Ахтиарской бухте более десяти кораблей. Более того, не смирясь с поражением и готовясь к реваншу, турецкое правительство направило в Черное море три эскадры. Екатерина II приказала противостоять высадке десанта, но, учитывая сложившуюся для России обстановку, военных действий не начинать. Эту сложную задачу поручили выполнить А. В. Суворову, одержавшему в предыдущие годы ряд блистательных побед над войсками Порты. Хорошо понимая, что ключом решения всех проблем станет уход турецких кораблей из Ахтиарской бухты, Суворов настойчиво искал способа вытеснения эскадры. Как говорится, ему помог случай.

7 июня турецкие матросы убили донского казака, возвращавшегося из дозора. Командир Крымского корпуса потребовал от начальника турецких судов найти и наказать убийц. Тот ответил письмом с уверениями в дружбе, но наказывать виновных явно не собирался. Тогда А. В. Суворов решил осуществить военно-дипломатическую акцию. По его приказанию в ночь на 15 июня шесть пехотных батальонов приступили к возведению батарей на обоих берегах у входа в бухту. Выбранные русским полководцем позиции позволяли перекрыть артиллерийским огнем выход кораблей с рейда.

Турецкий адмирал Гаджи-Мегмет, увидев выросшие за ночь земляные брустверы, обратился за разъяснениями к генерал-поручику Суворову. Вскоре он получил послание, в котором Александр Васильевич распространялся о своих мирных намерениях и почтении к уважаемому флотоводцу…

За ночь 16 июня контуры батарей значительно увеличились, и Гаджи-Мегмет, опасаясь оказаться в западне, приказал немедленно выводить суда из бухты.

Турецкая эскадра состояла более чем из 10 судов, а русских батарей было всего три, и все же находиться более в бухте турки не рискнули, в ночь на 17 июня они покинули ее акваторию. Встречный ветер мешал движению, туркам пришлось буксировать корабли лодками, и далеко от бухты они не отошли. Как писал Суворов русскому резиденту при дворе Крымского хана Андрею Дмитриевичу Константинову: «Противная погода мешала стамбульцам выход из Ахтиарской гавани. Учиня один выстрел, вытянулись они из гавани на лодках, выстрелили 7 раз, далее по румбу направились к Очакову; 1/2 часу отойти не могли, один фрегат паче других силился к тому, но не превозмог, а ушла лодочка. На сем расстоянии стоят они…»

Две недели турецкие фрегаты находились в прибрежных водах, но, лишенные возможности пополнить запасы пресной воды, удалились в Синоп.

Так в 1778 г. появились первые укрепления на берегах Ахтиарской бухты. Построивший их генерал-поручик Суворов получил в награду от Екатерины II золотую табакерку, украшенную бриллиантами.

Add a Comment